иерей Григорий Конокотин

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ГРИГОРИЙ КОНОКОТИН, пресвитер Екатеринодарский (1869-1921)

День памяти: 28 сентября

Священномученик Григорий родился 1 апреля (августа) 1869 года в станице Калужской (до 1867 г. – Супская) Кубанского казачьего войска и был четвертым ребенком в семье местного священника Иакова Ивановича Конокотина.

Иаков Иванович происходил из рода сельского дьячка села Медюкова Смоленской губернии и рос в бедности, с ранних лет помогая родителю кормить большое семейство (сам он был последним, двадцатым ребенком). Окончив Смоленскую духовную семинарию, он по зову сердца отправился на Кавказ для несения служения на казачьих землях. После окончания Кавказской войны территории Закубанья были заселены казачьими станицами, но многие селения оставались без православных пастырей и духовного окормления. По предложению главного священника Кавказской армии многие священники центральной России добровольно поехали для служения на Кавказ. В их число вошел и отец Иаков, который женившись на дочери бедного дьячка, в 1864 году был рукоположен в сан священника и поехал в далекий и незнакомый край, где получил место в закубанской станице Калужской. Впоследствии там у него родились дочери Лидия, Фаина и два сына.

На новом месте отцу Иакову приходилось исполнять не только пастырские обязанности: казаки, направляемые на переселение в горные станицы, всеми возможными способами уклонялись от переезда, отказываясь от дальнейшего пути, и только ему удавалось уговорить их продолжить путь. Как свидетельствовали очевидцы, «ласковый, словоохотливый о. Иаков ободрял новоселов, живо рисовал им все богатства и угодья вновь заселяемого края и выражал согласие разделить их судьбу». Будучи прост по характеру, он добрыми словами и незатейливыми шутками «покорял сердца» казаков, которые поселялись на новых местах только с условием, чтобы у них служил отец Иаков.

Видя полную бедность и скудость жизни на новом месте, отец Иаков завел собственное домашнее хозяйство, занялся хлебопашеством и одновременно обжигом извести, добываемой вблизи станицы. С ранних лет, по примеру отца, трудились все его дети, привыкая к работе по хозяйству.

В возрасте 4-х лет Григорий лишился матери, Александры Филипповны, которая умерла от внезапной простуды. Однако тяжелая потеря, посланная Богом для укрепления воли и веры в Его Промысел, не сломила отца Иакова.

Возрастая духовно и телесно, Григорий осознанно принял решение встать на путь священнического служения и, с благословения отца, поступил в духовную семинарию в город Ставрополь. Учеба в стенах семинарии прошло вместе с будущими священномучениками Михаилом Лекторским, Григорием Троицким и Андреем Ковалевым. По окончании полного курса обучения молодой выпускник вступил в брак с Еленой Стефановной. В 1892 году он получил назначение в село Тахтинское Ставропольской губернии диаконо-учителем и затем рукоположен в сан диакона.

В 1894 году епископом Ставропольским и Екатеринодарским Агафодором (Преображенским) отец Григорий был рукоположен в сан священника и отправлен в Покровский храм села Медведского. «Со страхом и трепетом» (Флп. 2:12) начал он путь своего служения, не отказываясь ни от одного возлагаемого на него послушания. Покровский храм, один из древнейших на территории губернии, был построен в конце XVIII века и имел два престола: в честь Покрова и Успения Пресвятой Богородицы.

Через три года священномученик получил назначение в село Молдаванское Кубанской области. К приходу тогда относились не только село, но и соседний поселок Русский. Большинство сельчан, будучи природными молдаванами, практически не говорили по-русски, поэтому для общения с ними новый настоятель выучил молдавский язык. Этот поступок отца Григория, желавшего говорить на одном языке со своими прихожанами, оказал большее влияние на отношение жителей, проникшихся с тех пор к нему большей любовью и уважением.

В браке с матушкой Еленой у отца Григория родились трое сыновей Анатолий, Борис, Иаков и три дочери Анна, Лидия и Надежда.

Ревнуя о благолепии дома Божьего, отец Григорий выхлопотал разрешение и денежные средства на строительство нового кирпичного храма на каменном фундаменте взамен обветшавшего деревянного, построенного в 1876 году. Строительство длилось несколько лет и в 1908 году завершилось торжественным освящением храма в честь вселенского святителя Иоанна Златоуста. Внутреннее убранство и большой массивный иконостас, отливавший золотом, стал украшением не только храма, но и всего села. Вскоре после освящения отец Григорий был награжден за усердные труды фиолетовой бархатной скуфьей.

В 1912 году благочестивый родитель святого отец Иаков Конокотин вышел за штат и переехал в Молдаванское, желая провести остаток своей жизни рядом с сыном. Вскоре Господь вновь, во второй раз, послал отцу Григорию трудное испытание: овдовела, а затем скончалась его сестра, оставив на попечение своему отцу и брату восемь сирот. Разделив с отцом заботу о племянниках, священномученик, уповая, что Господь не оставит их без пропитания, перевез их в свой дом. На приобретенном участке вместе с отцом он посадил большой фруктовый сад и виноградник.

С началом Первой мировой войны молодые сельчане были призваны в действующую армию. Их семьи, вынужденные самостоятельно обрабатывать свои земельные участки, не справлялись даже с половиной сельско-хозяйственных работ и находились на грани существования. Для помощи этим семьям под руководством отца Григория были созданы сельское попечительство о и благотворительный комитет. Объединяя усилия сельчан, он денганизовывал обработку и посев на полях этих семей, собирал деньги и продукты, распределяя их между нуждающимися.

Несмотря на молодость лет, здоровье отца Григория постепенно ухудшалось: давала о себе знать давняя болезнь сердца. Ежегодно он подолгу пребывал в г. Екатеринодаре, проходя длительное лечение.

В 1918 году с началом Гражданской войны и постепенным проникновением революционных идей в кубанских станицах и селах стали меняться отношения между сельчанами: все чаще со стороны сочувствующих большевизму звучали обвинения в сторону зажиточных жителей и призывы к расправе над «буржуями». Чаще в проповедях и публичных выступлениях отца Григория стали звучать призывы прихожан к миру и христианскому отношению друг с другом, чтобы по апостольским словам «сохранять единство духа в союзе мира» (Еф. 4:3).

После установления советской власти в Молдаванском члены военно-революционного комитета спешно прибыли на хутор отца Григория, требуя выдать якобы спрятанные пулеметы. Не держа зла на ослепленных тьмой революции сельчан, он позволил им обыскать дом и участок и убедиться в отсутствии оружия, что и произошло.

Недолгая власть советов вскоре сменилась переходом Молдаванского под контроль Добровольческой армии. При вступлении добровольцев в село были начаты карательные операции против всех большевиков. Стремясь не допустить насильственной смерти, отец Григорий, обратившись к командиру находившегося в Молдаванском отряда, добился отмены приказа о расстрелах большевиков.

Некоторое время спустя, узнав о готовящемся аресте другого бывшего красного комиссара села, священномученик предупредил его отца, благодаря чему последний сумел скрыться и спасти свою жизнь. В это же время святой, по своему глубокому милосердию, более месяца в своем доме укрывал красного комиссара станицы Петровской Залесского, а после его случайного ареста ходатайствовал об освобождении из тюрьмы на свои поруки. Побеждая зло добром, отец Григорий исполнял заповедь Христову, помня слова Священного Писания: «Если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его…Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим. 12:20-21). Через год священномученик получил высокую награду – наперсный крест. К этому времени за долгие годы службы Церкви он имел множество государственных наград, среди которых многочисленные медали и орден Святой Анны 3-й степени, и богослужебно-иерархических: набедренник, фиолетовая скуфья и камилавка.

Однако промыслом Божиим отцу Григорию было суждено пострадать от наветов лукавых людей. С окончательным установлением советской власти в 1920 году в Молдаванском в рамках продразверстки у отца Григория было реквизировано 140 пудов кукурузы. Обратившись к председателю местного ревкома Чеботарю, он попросил выдать присланные за кукурузу деньги, но последний, сославшись то, что он посланы для размена, в выдаче отказал.

Когда отец Григорий через неделю вновь обратился с этой же просьбой, Чеботарь вновь отказал и тут же предложил ему подписать два документа: обязательства о невыезде из Молдаванского и о возвращении председателю всего реквизированного у него белыми имущества или уплате за него. Под давлением святой подписал обязательство о невыезде, отказавшись отвечать за действия белого гарнизона. Тогда председатель, не желая возвращать требуемые деньги, стал обвинять священника в пособничестве белым и совершенно абсурдных вещах: будто бы он носил погоны полковника и принимал парады во время господства Добровольческой армии. Удивленно смотрел на него отец Григорий, догадываясь о причине такого поведения председателя.

На следующий день арестованного отца Григория отправили в находившийся в станице Крымской особый пункт I Кавказской кавдивизии IX Кубанской армии с обвинением в пособничестве белым и выдаче для расправы советских работников.

На допросах святой говорил: «Когда была советская власть на Кубани, то я никогда и ни в какую политику не вмешивался, и по уходе таковой вступила власть белых; при ней я тоже ни кого из советских работников белым не выдавал, а даже наоборот, освобождал от смерти и тюрем, и других телесных наказаний».

Протокол допроса священномученика Григория от 30 июня 1920 года. Ист.: Государственный архив Краснодарского края.

При первом же разборе дела следователь убедился в полной невиновности священника и вскоре освободил его. Созвав после прибытия пастыря сельский сход, председатель ревкома хотел добиться осуждения священника сельчанами. Пришел туда и священномученик Григорий, к речи которого «прихожане отнеслись сочувственно». Как только стали раздаваться высказывания в поддержку священника, Чеботарь перебил отца Григория, начав красноречиво описывать его «контрреволюционные преступления», а защитникам пастыря объявил, что «всех, кто вступится за священника, он как блюститель порядка Советской власти объявит контрреволюционером». Поэтому промолчали даже большевики, спасенные отцом Григорием от смерти.

Зло, вошедшее и осквернившее сердце (Мк. 7:23) гонителя отца Григория, толкало его на новое преследование. Негодуя, председатель ревкома, воспользовавшись проездом через село уполномоченного Особого отдела, подал заявление «явно недовольствующее… за прекращение дела священника», надеясь вынудить его возобновить расследование «преступлений» священника. В личной беседе с уполномоченным Чеботарь упорно твердил, что «не может спокойно работать раз таковой не понесет заслуженной им кары, да еще к тому же останется вставлять палки в колеса».

Через несколько дней священномученика вновь арестовали и на этот раз отправили в тюрьму города Краснодара. Тяжелейшие условия ухудшали и без того слабое здоровье священномученика: переполненные камеры не проветривались, всюду в огромном количестве были вши и тараканы.

На первом же допросе следователь спросил:

— Как вы смотрите на советскую власть?

— Какая бы то не была власть, мы, священники, должны подчиняться, потому что пришло предписание всем духовным лицам не вдаваться в политику, а быть беспартийными, — ответил священномученик.

В защиту своего пастыря выступили многочисленные прихожане Молдаванского и хутора Русского, обратившись в следственные органы в ходатайствами о его освобождении. «При власти кадетов он до глубины души возмущался зверствами, чинимыми кадетами…», — писали сельчане. Сотрудница Реввоентрибунала IX армии, снимавшая в доме священника в 1918-м комнату, свидетельствовала: «Я при белых жила в квартире Конокотина и знаю, что ничего подобного не было, т.е. он не носил погоны и никаких парадов не принимал, и что он никогда не мешался в дела белых».

8 сентября отец Григорий был вызван на суд Кубано-Черноморского революционного трибунала, на котором святой вновь подтвердил свою невиновность, указывая на стремление Чеботаря отомстить ему. Принятое трибуналом постановление гласило: «усмотрев в показаниях [на него] личные счеты, а также ходатайство общества» обвинение считать недоказанным, заключенного из под стражи освободить.

По настоянию родных и врачей священномученик не вернулся в Молдаванское, а остался с семьей в г. Екатеринодаре, получив назначение сверхштатным клириком Александро-Невского войскового собора.

Однако его недоброжелатели, объятые огнем ярости (Пс. 123:3) против служителя Господня, не оставляли своего злого намерения и регулярно направляли жалобы кубанскому епископу Иоанну, желая досадить святому через церковную власть.

Прошение священномученика Григория Конокотина на отпуск после тюремного заключения. 23 сентября 1920 года. Ист.: Архив Екатеринодарской епархии

Всемилостивый Творец, желая прославить Своего угодника, уготовил ему последнее в жизни страдание. 15 сентября 1921 года, когда отец Григорий пребывал в своем доме по улице Гимназической, явились сотрудники ЧК с ордером на арест. Простившись со своими родными, священномученик последние несколько минут провел в горячей молитве перед большим образом, а затем, благословив домочадцев, вышел.

Во время проведения кампании борьбы с «контрреволюцией» органы устраняли самых «реакционных», талантливых и выдающихся пастырей земли Кубанской. Его арест был уже давно спланирован и собраны необходимые для дела документы с обвинением в «бегстве от советской власти и в связи с высланным духовенством».

Множество верующих г. Краснодара и с. Молдаванского, знавших священномученика Христова, свидетельствовали перед властью о его невиновности, настоятельно ходатайствуя об освобождении из заключения. О «благонадежности» отца Григория даже писали бывший сотрудник Кубано-Черноморского революционного трибунала и начальник отдельской милиции…

Несмотря на все старания чекистов, священномученик держался стойко и повторял: «Виновным себя в предъявленном мне обвинении не признаю». Допрос был недолгим, ведь он уже никак не мог повлиять на судьбу священника.

Уже на следующий день, 23 сентября, Коллегия ЧК, рассмотрев дело отца Григория, признала его виновным и приговорила к расстрелу. Решившись пострадать за имя Христово, оставшиеся дни заключения он провел в молитве и укреплял окружавших его арестантов, чтобы они освободились от сети диавола, который уловил их в свою волю (2 Тим. 2:27). Не зная о принятом карателями решении, матушка Елена Стефановна накануне смерти отца Григория передала в адрес председателя Кубано-Черноморской ЧК собранные поручительства от прихожан, что ее супруг «отличался добропорядочностью, корректным и лояльным отношением к своим гражданским обязанностям».

В 2 часа ночи 28 сентября священномученика Григория вывели во двор тюрьмы и расстреляли. Погребен в безвестной могиле. Так славный жизненный путь пастыря-страдальца увенчался блаженной кончиной.

snimok-ekrana-2016-09-29-v-14-37-01

Памятная табличка в сквере им. сщмч. Григория Конокотина в с. Молдаванском Крымского района.

В 2015 году на месте разрушенного Иоанно-Златоустовского храма села Молдаванского был установлен памятный камень с надписью, свидетельствующий о месте служения священномученика. Также в селе разбит сквер, носящий имя священномученика Григория Конокотина.

Составители: священник Андрей Небавский

Н.В. Кияшко

Примечания:

Григорий Яковлевич Конокотин // Православная энциклопедия. Т. XII. М., 2006. С. 543.

Фильм «Возвращение памяти», 2017. Реж. Татьяна Дунаева

(390)

2 ответа на иерей Григорий Конокотин

  1. Галина

    Хочу добавить к данной статье кое какие подробности, так в п. Красный Молот, переименованный после революции, а после Великой Отечественной войны переименовали в пос. Первенец сохранился, т.е восстановил его из разрухи, сохранился винный подвал со сводами, рядом стоял винзавод, так же с подвалом, сейчас проживают там люди, вобщем возвращаюсь к восстановленному моим сыном этот исторический дом, хотя комиссия дала распоряжение разобрать, но сын выкупил, оформил и отстроил, на это ушло около трёх лет, так что память о священнослужителе жива, Конокотине Григории Яковлевиче, жива и очевидец данного дома ей 93 года,её бабушка была нянькой детей Конокотина Г. Я. Обращаюсь к вам с предложением, открыть церковь в данном историческом здании для п Первенец, х. Меккерстук, х. Ленинский и п . Саук- Дере

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *