иерей Григорий Троицкий

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК ГРИГОРИЙ ТРОИЦКИЙ, пресвитер Пашковский (1870-1921)

День памяти: 28 сентября

Священномученик Григорий родился в семье диакона Иосифа Николаевича и Евдокии Васильевны Троицких 1 октября 1870 года в селе Громок Моршанского уезда Тамбовской губернии. С самого детства родители, жившие в простоте и бедности, приучали его к стяжанию «Царства Божия и правды Его» (Мф. 6:33).

Почувствовав  горячее желание служить Богу, Григорий поступил в Ставропольскую духовную семинарию. Его однокурсниками оказались будущие кубанские священномученики Андрей Ковалев, Михаил Лекторский, Григорий Конокотин, с которыми он разделит в 1921 году подвиг мученического венца. Окончив в 1892 году семинарию, Григорий был назначен псаломщиком в Введенский храм станицы Пашковской; в этой станице начался и закончился его путь земного служения Христу.

Вскоре после вступления в брак с Антониной Кирилловной будущий священномученик 20 августа 1895 года епископом Ставропольским и Екатеринодарским Агафодором (Преображенским) был рукоположен в сан диакона и назначен в Троицкий храм станицы Должанской. Исполняя обязанности диаконо-учителя, он преподавал Закон Божий в местной церковной школе, проявив себя как талантливый и добрый педагог.

22 сентября 1896 года, в день памяти ветхозаветного пророка Ионы, отец Григорий был рукоположен в сан священника. Молодого пастыря отправили служить в далекое от прежнего места село Сандата Медвеженского уезда Ставропольской губернии. Коренным населением этого уезда являлись калмыки-ламаисты, занимавшиеся в степях традиционным для них скотоводством по соседству с жителями Большедербетовского улуса, поэтому миссия среди них являлась первостепенной пастырской задачей. Прибыв к месту своего нового служения, он получил кроме приходских обязанностей еще и должность противобуддийского миссионера благочиния. Через два года у Троицких родился первенец Максим.

В 1903 году отец Григорий был назначен в село Александровское, но спустя год, по настойчивым просьбам жителей, епархиальное начальство разрешило ему вернуться в Должанский приход. Пастырская деятельность священномученика Григория была неотделима от подвижничества и благодатной церковной жизни. Находясь на занятиях в станичных школах, на требах или даже в дороге, он никогда не прекращал внутреннюю молитву к Господу Иисусу Христу, являя собой пример исполнения заповеди апостола Павла «непрестанно молитесь» (1 Фес. 5:17).

Даже несмотря на трудности занимаемой им должности духовного следователя в благочинии, с которой были связаны разбирательства по всем доносам, кляузам и проблемам церковной жизни, отец Григорий своей справедливостью, мудростью и добротой не только не терял, но еще больше приобретал уважение к себе. Всеобщая любовь прихожан и духовенства служили свидетельством благочестивой жизни пастыря Христова.

Страница из послужного списка священномученика Григория 1915 года. Ист.: Госархив Ставропольского края

В 1906 году за «выдающееся усердие и ревностные труды на школьном поприще» отец Григорий как заведующий мужской и женской церковных школ и преподаватель министерской школы для иногородних получил официальную благодарность Ейского отделения Ставропольского епархиального училищного совета. 30 мая 1913 го­да он был пе­ре­ве­ден в ста­ни­цу Паш­ков­скую, где прежде началось его служение в качестве псаломщика. В 1916 году за усердное служение он был награжден камилавкой.

Февральская революция 1917 года принесла перемены не только в институтах гражданской власти, но и церковной. Отсутствие в первое время жестокого государственного контроля над Церковью позволило многим талантливым священнослужителям войти в состав епархиальных органов управления, превратив их из бюрократических контор в эффективные учреждения. Реформа управления епархией была разработана епархиальным съездом духовенства и мирян, в работе которого в городе Ставрополе принимал участие и отец Григорий как представитель своего благочиния. На съезд он прибыл с твердой идеей оживления деятельности станичных и хуторских приходов. Делегаты съезда, помня его успешную работу в должности ревизора Екатеринодарского духовного училища, единодушно предложили принять участие в работе епархиального свечного завода.

Братоубийственная гражданская война на Кубань пришла не сразу. Конфликты и вооруженные противостояния в далеких Петрограде и Москве доходили в виде газетных заголовков и писем, но в тревожном 1917-м власть в крае еще принадлежала казачьему правительству. С конца января 1918 года начались первые боевые действия, которые привели к захвату красными войсками оставленного казачьим правительством Екатеринодара. Видя с какой легкостью некоторые казаки-фронтовики, принимавшие еще недавно присягу перед святым Крестом и Евангелием, не колеблясь нарушали клятву и выступали против своих братьев на стороне красных, священномученик Григорий в своих проповедях часто призывал их покаяться и сложить оружие. Неоднократно большевики собирались расстрелять его, но только благодаря заступничеству прихожан, выступивших в защиту своего пастыря, он оставался жив. За недолгое время советской власти в станице часто безбожники врывались в дом отца Григория и, под предлогом обыска, устраивали обычные грабежи.

Действие Святого Духа в отце Григории было не только явственно заметно, но и незримо оказывало влияние на души окружавших его людей. Во время пасхального богослужения случайно зашедшие в храм пьяные солдаты были настолько поражены молитвенным состоянием священномученика, что подошли к алтарю и, несмотря на пение хора, стали громко требовать исповедовать их и приобщить Святых Таин. Поскольку литургия только-только началась, отец Григорий остановил богослужение и принял исповедь раскаявшихся грешников, наставляя их словами Спасителя: «Прощайте, и прощены будете» (Лк. 6:37).

Когда в 1921 году в ряде губерний центральной России вспыхнул голод, то всюду совершались всенародные моления о спасении погибающих. Советское правительство, стремясь перераспределить снабжение продовольствием, перешло к принудительному изъятию излишков зерна и других продуктов у населения, получившего название продразверстки. Как это часто бывает, для многих эта кампания стала возможностью мести и вражды: люди доносили друг на друга, не стесняясь ни дружеских, ни родственных уз. Видя вражду и предательство, укоренившиеся в человеческих сердцах действием врага рода человеческого, священномученик Григорий в своих проповедях призывал станичников жить по-христиански, в любви и согласии. «Если так будет дальше, то никогда люди не смогут зажить мирно», — говорил он.

Летом 1921 года отец Григорий официально вошел в состав правления епархиального свечного завода и, наравне с другими священниками вместе с священномучеником Андреем Ковалевым, встал на защиту церковных финансов от советской власти. По делам службы ему часто приходилось бывать в Екатеринодаре (который уже был переименован в Краснодар), отлучаясь из дома иной раз и на целую неделю.

С августа месяца по инициативе Кубано-Черноморской ЧК (КубЧК) на Кубани были начаты масштабные гонения на самых известных священников Краснодара и Кубанской епархии, в их числе оказался и священномученик Григорий. Один из чекистов-осведомителей, донося о священнослужителях, предлагал их немедленно выслать за пределы Кубани, «известных как определенных и злостных контрреволюционеров, могущих иметь громадное контрреволюционное влияние на массы…». Безусловно, власть боялась авторитета талантливых пастырей, и стремилась предпринять все возможное для их дискредитации и уничтожения.

Выписка из протокола Коллегии Кубано-Черноморской ЧК по делу священномученика Григория. Ист.: Архив Управления ФСБ по Краснодарскому краю.

15 сентября в дом к священномученику Григорию явились чекисты в сопровождении членов местного исполкома для ареста и заключения его под стражу, предъявив ложное обвинение в переписке с репрессированным духовенством и контрреволюционной агитацией. Через несколько дней на допросе, несмотря на все усилия чекистов, он так и не признал свою вину. В эти же дни арестовали и многих других известных священников Краснодара и области. Так во внутренней тюрьме ЧК с отцом Григорием вскоре оказались священники Григорий Конокотин, Иоанн Яковлев, Андрей Ковалев и Иоанн Говядовский, где вместе пребывали в молитве и славословии Бога.

Первоначально уполномоченный по делам духовенства КубЧК, считая отца Григория «ярым врагом Соввласти» предложил выслать его в Архангельскую губернию без права возвращения назад, «почему его пребывание в пределах Кубано-Черноморской области не допустимо в интересах строительства Соввласти на Кубани». Однако целью безбожной власти была не просто ссылка, а физическое уничтожение воина Христова.

23 сентября 1921 года коллегия КубЧК спешно постановила «считать факт преступления доказанным» и приговорила отца Григория к высшей мере наказания — расстрелу. Через пять дней, 28 сентября, в 2 часа ночи расстрельная команда чекистов вывела его во внутренний двор тюрьмы и, дав несколько минут для молитвы, привела приговор в исполнение. Так закончил свой жизненный путь священномученик Григорий, соединившись со Христом.

Составители: священник Андрей Небавский

Н.В. Кияшко

(289)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *