Некоторые страницы из жизни Кубанского духовенства в начальный период советской власти

Выступление на XIII Международных дворянских чтениях

18 ноября 2017 года священник Андрей Небавский, председатель Комиссии по канонизации святых Екатеринодарской епархии, выступил на XIII Международных дворянских чтениях «Настанет год, России черный год…» с докладом, посвященным  анализу политических репрессий начального периода советской власти на примере жизни клирика Екатерининского собора г. Краснодара протоиерея Ивана Федоровича Говядовского

Вопросы истории Русской православной церкви и положения православного духовенства в социальной структуре населения Российской республики-СССР вот уже несколько десятилетий остаются актуальными для современной исторической науки. Несмотря на то, что значительная часть аспектов истории Церкви в XX в. изучена, многие проблемы в их региональном преломлении остаются без внимания. Особенно актуален вопрос изучения отношений Церкви и государства в год столетия революционного переворота, кардинально изменившего жизнь русского народа.

Через оживление историко-культурного наследия, политику памяти происходит создание нового определения национальной идентичности современного общества, которое происходит в процессе перехода императива истории из рамок круга профессиональных ученых в сферу достояния общества.

Необходимость всестороннего изучения подвигов священнослужителей и репрессивной политики советского государства против Церкви в контексте региональной церковной истории детерминирована возросшим количеством публикаций в региональной научной и ненаучной периодике и необходимостью общенациональной консолидации в условиях упрочении позиций России в стремительно изменяющемся мире.

Региональная церковная история XX века, выступая объектом исторического исследования, последовательно трансформируется из сферы пространства места памяти c характерным для него нарративным аппаратом в сферу истории критической. При этом, несмотря на научную десакрализацию церковной истории, она сохраняет компонент памяти, концептуальный вектор на актуальную переживаемую связь с вечным настоящим. Крепкая связь между вечным настоящим и вечным прошлым, сакральным и профанным, формируется на базисе мученичества – древнего и нового. Этот параллелизм актуализирует события истории древней Церкви, ставя в один ряд с ними новых мучеников XX века, память о которых еще сохраняется среди носителей живых социальных групп. Для исторической науки эта память, не подверженная влиянию времени или же искаженная, становится ценным источником сведений о служении и жизни Церкви этого периода.

Коммеморативные практики позволяют ученым и обществу в целом заново осмыслить события красного террора и политических репрессий, выступая одним из самых эффективных механизмов национальной консолидации.

Деятельность епархиальных комиссий по канонизации святых Русской православной церкви напрямую связана со сбором и систематизацией архивных и нарративных источников, свидетельствующих о гонениях против православного духовенства, сохранением его памяти и анализом исторической картины XX в. Ежегодно происходит выявление новых имен священнослужителей, пострадавших от антирелигиозной власти. Доступность исследовательских материалов для широкой аудитории способствует распространению памяти о как канонизированных, так и непрославленных священнослужителях, жертвах политических репрессий.

Особенно среди репрессивных циклов 1920-х гг. можно выделить волны 1920 и 1921 гг. Вторая волна 1921 г. достигла максимальной эскалации к сентябрю, который стал трагическим для всей епархии. Одним из погибших в это время был клирик кафедрального собора г. Краснодара, кандидат богословия протоиерей И.В. Говядовский.

Протоиерей Иоанн Говядовский родился в 1870 г. в семье священника Киевской губернии Федора Говядовского, происходившего из крестьян. Окончив начальную школу, Иоанн продолжил обучение в духовном училище, а затем в Киевской духовной семинарии. По окончании семинарии в 1890 г., он в течении пяти лет преподавал в разных сельских школах.

В 1895 г. поступил на казенное содержание в Московскую Духовную Академию, которую окончил 14 июля 1899 г. со степенью кандидата богословия. По окончании обучения Иоанн был причислен к канцелярии Святейшего Синода для подготовки к дальнейшей службе. 14 декабря того же года указом Правительствующего Сената утвержден в чине коллежского секретаря по степени кандидата богословия.

11 апреля 1901 г. поручено исполнение обязанностей старшего секретаря Святейшего Синода. Окончив в этом же году Петроградский археологический институт, он был удостоен звания действительно члена института.

По определению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Антония (Вадковского) 6 июня 1901 г. получил назначение на должность псаломщика при храме Императорского российского посольства в Вене. Одновременно с этим 1902-1903 гг. был нештатным секретарем Российского генерального консульства в Вене. Стремясь к расширению круга своего образования, Иоанн в течении пяти семестров посещал лекции на философском факультете Королевского Венского университета.

В 1903 г. был награжден князем Черногории Николаем I орденом князя Даниила 5-й степени. В этом же году по собственному желанию перешел на службу псаломщиком при храме Российского посольства в Стамбуле (Константинополе).

Почувствовав в себе готовность к принятию священного сана, он подал прошение, и 25 января 1904 г. митрополитом Антонием был рукоположен в сан пресвитера и отправлен на прежнее место службы. На следующий день после рукоположения ему был пожалован золотой наперсный крест из Кабинета Его Величества.

В октябре 1904 г. отец Иоанн был избран действительным членом Греческого филологического общества. В следующем году был награжден королем Сербии Петром I орденом святого Саввы, архиепископа Сербского, 4-й степени.

Вернувшись в Стамбул, отец Иоанн уже как священник безвозмездно начал преподавать Закон Божий и основы веры в местном русском коммерческом училище. В начале в Стамбуле, а затем в Сан-Стефано преподавал Священное Писание и церковную историю в богословских классах, открытых монахами святой горы Афон с 1904 по 1907 гг.

Из богослужебно-иерархических наград отец Иоанн имел набедренник, камилавку. 23 мая 1907 г. указом Святейшего Синода «за отлично-усердную службу и безвозмездное преподавание Закона Божия» в русских школах Стамбула был возведен в сан протоиерея. В 1908 г. оставлен в должности помощника настоятеля русского храма в Стамбуле [1]. С 1912 г. стал настоятелем храма при российском посольстве в Штутгардте в Германии [2].

С началом Первой мировой войны отец Иоанн был отозван в Россию и определен госпитальным священником в Киевской губернии, затем служил гарнизонным благочинным г. Симферополя. В марте 1916 г. переведен священником запасного полка в г. Одессе, где впоследствии стал бригадным благочинным.

Февральский переворот и октябрьскую революцию, изменившие основы существования российского государства и Церкви, отец Иоанн встретил в той же должности. С января 1918 г. он – старший священник комендантского управления г. Одессы, а с августа – священник Одесского округа пограничной стражи и преподаватель местных гимназий.

В январе 1920 г. отец Иоанн был командирован в г. Екатеринодар, где получил назначение на должность эксперта-инструктора по народному образованию Кубанского краевого правительства.

27 февраля 1920 г. резолюцией митрополита Антония (Храповицкого), временно управляющего Кубанской епархией, отец Иоанн был назначен штатным священником кафедрального собора г. Екатеринодара [3].

После установления в марте 1920 г. в Кубанской области советской власти до апреля он продолжал работать в отделе народного образования, но затем был спешно уволен из-за священного сана [4].

26 апреля 1920 г. был командирован епископом Сергием, управляющим Кубанской епархией, на должность временного настоятеля Михаило-Архангельского собора г. Ейска впредь до выборов нового настоятеля. По выражению прихожан собора, «еще никто не совершал литургию и вечерню и все требы так душевно и с чувством религиозным; хорошо слушать такого пастыря и так отчетливо передавал Евангельские слова и всегда с нами беседовал, а другие священники этого не делали» [5]. По прошествии выборов он вновь вернулся в г. Краснодар.

28 марта 1921 г. решением епископа Иоанна, сообщенном в указе Черноморского епархиального совета от 24 апреля 1921 г., был назначен настоятелем Михаило-Архангельского собора г. Сочи, однако из-за бедности не мог выехать на новое место и перевезти семью, в связи с чем временно был оставлен сверхштатным священником при кафедральном соборе [6].

15 сентября 1921 г. сотрудниками Кубано-Черноморской областной чрезвычайной комиссии (КубЧК) был проведен обыск на его квартире, а затем сам отец Иоанн арестован по обвинению в переписке с высланным из Кубани духовенством по сфабрикованному делу и отправлен в тюрьму при КубЧК.

На допросе 22 сентября причастность к предъявленному обвинению отрицал и заявил: «ни с кем из высланного за пределы Кубано-Черноморской области духовенства я никакой связи не имею». Отсутствие преступления в деятельности отца Иоанна было очевидным и для уполномоченного по духовенству КубЧК, который в заключении по делу священника от 22 сентября 1921 г. постановил:

«факта преступления священника Говядовского Ивана Федоровича в связи с высланным в концентрационный лагерь духовенством доказанным не считать, но принимая во внимание, что Говядовский видная личность, при белых пользующаяся их большим доверием (командирование его к члену Особого Совещания при Главнокомандующем вооруженными силами на Юге России) и является ярым врагом Соввласти, а потому учитывая настоящее положение Кубани, считаю пребывание Говядовского в пределах Кубчеробласти безусловно недопустимым, тормозящем строительство Соввласти на Кубани, и полагал бы: священника Говядовского Ивана Федоровича выслать из пределов Кубано-Черноморской области в Архангельскую губернию навсегда без права возвращения».

Это признание фальсификации дела самим сотрудником карательных служб является девиантным и лучше всего характеризует невиновность отца Иоанна и полную фальсификацию дела.

Несмотря на недоказанность обвинения и соответствующее свидетельство уполномоченного по духовенству, Коллегия КубЧК приняла самое жестокое решение и 23 сентября признала «факт преступления доказанным» и постановила расстрелять отца Иоанна, «как врага трудового народа». В присутствии члена Коллегии 28 сентября в 2 часа ночи приговор был приведен в исполнение [7]. Вероятно, священник был расстрелян вместе с другими осужденными к высшей мере наказания прославленными в лике святых священномучениками Григорием Троицким, Григорием Конокотиным, Иоанном Яковлевым и Андреем Ковалевым.

Таким образом, благодаря масштабной исследовательской работе, удалось выявить еще одного кубанского священника, принявшего мученический венец 28 сентября 1921 г. Думается, память о нем будет сохраняться среди населения Краснодарского края и достойно почитаться наравне с другими жертвами политических репрессий 1920-х гг.

Примечания:

  1. Архив внешней политики Российской империи. Ф. Департамент личного состава и хозяйственных дел. Оп. 755. 1908 г. Д. 8. Л. 59об.-62.
  2. Ежегодник министерства иностранных дел. 1916 г. Петроград, 1916. С. 43.
  3. Архив Екатеринодарской епархии. Д. Г 57/1. Л. 28.
  4. Архив Управления ФСБ по Краснодарскому краю.
  5. Архив Екатеринодарской епархии. Д. Г 57/1. Л. Л. 20, 21об, 23.
  6. Архив Екатеринодарской епархии. Д. Г 57/1. Л. Л. 9об-11.
  7. Архив Управления ФСБ по Краснодарскому краю.

Комиссия по канонизации святых Екатеринодарской епархии

(0)

Оставить комментарий

Сохранен как Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *