Память о новомучениках в дискурсе региональной церковной истории

Стремительное развитие современной исторической науки позволяет обществу переосмыслить и заново оценить события, предшествовавшие окончательному установлению советской власти, а именно братоубийственную Гражданскую войну. Постепенно наступает преодоление и отход от штамповых классовых оценок, привитых исторической науке идеологической политикой советского государства. Императив истории не только выходит за рамки круга профессиональных ученых, но и становится достоянием общества, которое стремится дать новое определение своей идентичности через оживление историко-культурного наследия. В контексте 100-летия революции и кризиса государственности происходит актуализация изучения проблем положения духовенства в условиях различных политических платформ, что, в свою очередь, придает деятельности комиссий по канонизации святых в епархиях Русской Православной Церкви особую актуальность, восполняя пустующую лакуну в памяти общества.

Необходимость всестороннего изучения подвигов священнослужителей и репрессивной политики советского государства против Церкви в контексте региональной церковной истории детерминирована возросшим количеством публикаций в региональной научной и ненаучной периодике и необходимостью общенациональной консолидации в условиях упрочении позиций России в стремительно изменяющемся мире.

Сегодня государственной властью создан эффективный механизм поддержки деятельности общественных организаций и граждан в сфере увековечивания памяти жертв политических репрессий. Доминантой законодательной основы реализации государственной политики в сфере мемориализации и поддержки научно-исследовательской работы в области сохранения памяти жертв репрессий является Концепция государственной политики по увековечиванию памяти жертв политических репрессий, утвержденная решением Правительства Российской Федерации 15 августа 2015 года [1]. Важно, что в этом документе подчеркивается стремление к преодолению трагического опыта, пережитого страной и гражданами после октябрьских событий 1917 года, утраты трансляции культурной традиции. В рамках концепции изложены основы системы стратегического партнерства государства и общества, направленные на формирование принципов деятельного патриотизма, в том числе и при участии религиозных объединений. Таким образом, деятельность Церкви, как социального института, в сфере мемориализации при взаимодействии с экспертным сообществом de jure получила государственную поддержку.

Обращаясь к рассмотрению системы церковной работы в сфере сохранения историко-культурной памяти о жертвах политических репрессий, следует выделить определение Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 2011 года «О мерах по сохранению памяти новомучеников, исповедников и всех невинно от богоборцев в годы гонений пострадавших», в соответствии с которым помимо проведения научно-исследовательской и музейно-образовательной работы, предполагается использование историко-исследовательского потенциала епархиальных комиссий по канонизации для организации и сбора документальных и нарративных источников о гонениях на Церковь в XX веке [2]. Фактически, исследовательский ресурс епархиальных комиссий по канонизации в области региональной церковной истории становится важнейшим элементом в работе по выявлению материалов о новомучениках. Использование этого ресурса позволяет рассматривать подвиги и смерть новомучеников и всех пострадавших за веру не только в узком смысле совершившегося частного события, а в контексте перспективы динамики положения Церкви и государственно-церковных отношений в регионе. Изучение материалов о жертвах гонений в отрыве от местной истории привносит однобокость, а иногда и некоторую ошибочность, которая прочно закрепляется в региональной историографии, формируя своеобразный «канон».

Региональная церковная история XX века, выступая объектом исторического исследования, последовательно трансформируется из сферы пространства места памяти c характерным для него нарративным аппаратом в сферу истории критической. При этом, несмотря на научную десакрализацию церковной истории, она сохраняет компонент памяти, концептуальный вектор на актуальную переживаемую связь с вечным настоящим. Крепкая связь между вечным настоящим и вечным прошлым, сакральным и профанным, формируется на базисе мученичества – древнего и нового. Этот параллелизм актуализирует события истории древней Церкви, ставя в один ряд с ними новых мучеников XX века, память о которых еще сохраняется среди носителей живых социальных групп. Для исторической науки эта память, искаженная или же не подверженная влиянию времени, становится ценным источником сведений о служении и жизни Церкви этого периода. Вместе с тем для самих членов социальных групп эта память одновременно остается коллективной и индивидуальной одновременно, по мысли Пьера Нора «находится в процессе постоянной эволюции, она открыта диалектике запоминания и амнезии, не отдает себе отчета в своих последовательных деформациях, подвластна всем использованиям и манипуляциям, способна на длительные скрытые периоды и внезапные оживления» [3]. Именно подверженность внешнему изменению временем является существенным недостатком, выявляемым при анализе памяти, аккумулируемой в нарративных источниках, как объекте исторического исследования.

Обращение к методу исторической реконструкции открывает перед исследователем возможность создания целостной событийной картины на основе полученных данных памяти и документальных источников. Но в этом случае память уже перестает принадлежать социальной группе, всецело перемещаясь в пространство инструментария исторической науки. Следует заметить, существенный комплекс сведений о новомучениках, получаемых из области социальной памяти, требует жесткой корректировки в соответствии с имеющимися архивными материалами. Это ограждает деятельность комиссий по канонизации святых от исторических неточностей, апокрифических сюжетов и одностороннего взгляда на происходившие события. Именно таким способом Комиссии по канонизации святых Екатеринодарской епархии удалось установить реальную картину событий мая 1922 года в городе Ейске, получивших название «Ейское восстание», и степень причастности к нему епископа Ейского Преосвященного Евсевия (Рождественского), временно-управляющего Кубано-Черноморской канонической епархией. Безусловно, это было бы не возможно при анализе судебного процесса над епископом и подчиненным ему духовенством в отрыве от контекста развития церковной жизни на Кубани и без привлечения широкого круга дополнительных источников.

Рекомендации к деятельности епархиальных комиссий по канонизации святых в епархиях Русской Православной Церкви, утвержденные Священным Синодом 6 октября 2011 года, учитывая законодательные ограничения в доступе к документам органов ЧК-ОГПУ-НКВД, отдают предпочтение в работе комиссий материалам о пострадавших за веру в период Гражданской войны при условии наличия выявленных достоверных данных об их исповедничестве и кончине [4].

Методологический дискурс исследовательской работы епархиальных комиссий по канонизации святых открывает ряд проблем источниковедческого характера, связанных с особенностями документов Гражданской войны, препятствующих целостному восприятию подвига священнослужителей. В целом, названные проблемы характерны, в первую очередь, для регионов, находившихся в 1917-1920 годах под контролем Добровольческой армии генерала А.И. Деникина.

Во-первых, это политический фактор, когда в качестве обвинения священнослужителю инкриминировалась мнимая принадлежность и сочувствие к «кадетам». В этом случае только наличие в документе конкретных указаний на яркие политические симпатии и их публичное выражение может послужить достаточным основанием отказа от канонизации. В подавляющем большинстве примеров это обвинение отнюдь не являлось маркером политизированности духовенства, а лишь внешним предлогом, использовавшимся большевиками для обоснования обвинения при полном отсутствии фактов, иллюстрировавших политическую деятельность духовенства. Только на территории Кубанской области с такой формулировкой в 1918 году были убиты 18 священнослужителей [5].

Во-вторых, использовавшаяся в периодической белогвардейской печати демонизация большевиков в ряде случаев, безусловно, отражалась на объективности излагаемых фактов о смерти священнослужителей. В связи с этим при изучении подобных материалов придается особое значение принципам объективности и историзма, позволяющим твердо опираться на сюжетно-фактологический корпус источника.

В-третьих, значительная часть документов порой лишь в краткой форме характеризует личности священников и обстоятельства их смерти, в большинстве же используются принятые в делопроизводстве того времени клише. Отсутствие документов, подтверждавших решения революционных судов или фиксировавших последовательность происходивших со священнослужителями событий, является главным препятствием в работе комиссий по канонизации святых. В таких случаях при невозможности канонизации, предпочтительной возможной формой сохранения памяти выступает официальная публикация имеющихся данных и использование их в музейно-выставочных мероприятиях.

В отношении почитания и популяризации памяти о прославленных Церковью Кубанских новомучениках, жертвах гонений 1920-х годов, Екатеринодарской епархией проводится ряд мероприятий, среди которых создание соответствующей экспозиции в музее истории Православия на Кубани при Екатеринодарской духовной семинарии, публикация их житий в региональных краевых, районных средства массовой информации и интернет-пространстве. Формирование научно-исследовательского корпуса материалов, освещающих положение духовенства Кубанской епархии в период Гражданской войны и репрессий 1920-х годов, также является важнейшей задачей работы епархиальной комиссии по канонизации святых. Доступность исследовательских материалов для широкой аудитории способствует распространению памяти о как канонизированных, так и непрославленных священнослужителях, жертвах политических репрессий.

В результате исследовательской деятельности комиссии разработана периодизация репрессий против духовенства на Кубани в 1920-х годах, основанная на региональных архивных данных, выявлены новые материалы о репрессированных священнослужителях [6]. Особенное внимание уделено материалам о гонениях на Церковь и веру в 1918 году, собранным Особой комиссией по расследованию злодеяний большевиков при главнокомандующем вооруженными силами на юге России, и их анализу [7].

В целом, современные коммеморативные практики требуют привлечения значительных ресурсов, акцентируя внимание общества на необходимости памяти. Существенный вклад в общий процесс мемориализации вносит деятельность епархиальных комиссий по канонизации святых Русской Православной Церкви, связанная с глубоким изучением региональной церковной истории, анализом репрессивной политики советского государства и восстановлением имен забытых жертв.

Н.В. Кияшко,

член Комиссии по канонизации святых

Екатеринодарской епархии

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Концепция государственной политики по увековечиванию памяти жертв политических репрессий [Электронный ресурс] // Правительство Российской Федерации. URL: http://government.ru/media/files/AR59E5d7yB9LddoPH2RSlhQpSCQDERdP.pdf (дата обращения 16.02.2017).
  2. Материалы Архиерейского Собора 2011 г. О мерах по сохранению памяти новомучеников, исповедников и всех невинно от богоборцев в годы гонений пострадавших [Электронный ресурс] // Русская Православная Церковь. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/1400907.html (дата обращения 16.02.2017).
  3. Нора П. Франция-память / П. Нора, М. Озуф, Ж. де Пюимеж, М. Винок. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1999. – С. 19.
  4. Рекомендации к деятельности комиссий по канонизации святых в епархиях Русской Православной Церкви, утвержденные определением Священного Синода от 6 октября 2011 года [Электронный ресурс] // Синодальная комиссия по канонизации святых. URL: http://kanonkom.ru/docs/rekomendacii-k-deyatelnosti-eparhialnyh-komissiy-po-kanonizacii-svyatyh.html (дата обращения 16.02.2017).
  5. Небавский А.А. Репрессии против духовенства в годы Гражданской войны // «Гром победы, раздавайся!»: материалы XI Международных Дворянских чтений. — Краснодар, 2015. — С. 213-214.
  6. Кияшко Н.В. Репрессии как инструмент борьбы против православного духовенства и мирян в 1920-е гг. // Церковь. Богословие. История: материалы V Международной научно-богословской конференции (Екатеринбург, 2-4 февраля 2017 г.). – Екатеринбург: Екатеринбургская духовная семинария, 2017. – С. 73-79.
  7. Кияшко Н.В. Особенности епархиального управления и церковной жизни на Кубани в 1919 году // Вопросы южнороссийской истории: научный сборник. Вып. 19. – Армавир: Дизайн-студия Б, 2015. – С. 179-191.

Материал опубликован: Кияшко Н.В. Память о новомучениках в дискурсе региональной церковной истории // Вестник Омской православной духовной семинарии. – 2017. – № 1(2). – С. 77-81.

Оставить комментарий

Сохранен как Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *