К вопросу о времени закрытия Кавказского Николаевского мужского монастыря

Статья исследователей Сергея и Анастасии Малаховых посвящена закрытию Кавказского Николаевского мужского миссионерского монастыря, располагавшегося на восточной окраине станицы Кавказской. Его официальная ликвидация по требованию епархиального управления могла произойти в конце 1922-начале 1923 г. Однако по данным, выявленным в архиве города Армавира, обитель была окончательно ликвидирована 3 июня 1927 г. постановлением малого Президиума Армавирского  окружного исполнительного комитета. Староправославная (тихоновская) община, объединявшая монахов и верующих станицы Кавказской, вероятно, продолжала существовать в одной из церквей монастыря до весны 1928 г.

 

Вид Кавказского Николаевского монастыря. 1898 год

Кавказский Николаевский мужской общежительный нештатный миссионерский монастырь был учрежден в 1897 г. на месте бывшего раскольничьего Николаевского  скита, в 3 верстах от ст. Кавказской и в 7 верстах от одноименной станции Владикавказской железной дороги, в живописной местности «Обвалы» или «Провалы», на правом берегу Кубани. Старообрядческий скит был основан в конце XVIII в., упразднен архимандритом Исидором в 1894 г. Этому предшествовало решение Святейшего Синода в начале февраля 1892 г. за №368 об учреждении на месте бывшего скита Кавказского миссионерского монастыря во главе с настоятелем иеромонахом Мефодием. Затем последовало освящение церковного престола храма в честь свт. Николая Мирликийского 11 февраля 1896 г.

Настоятель монастыря иеромонах Мефодий возводил монастырь за счет пожертвований. Сохранилось его обращение к верующим: «…всякого, кто побывает в новой обители, поразит ее крайняя скудность. Раскольники сознавали, что их монастырь существует незаконно и лишь временно,<…> обитель же их представляет из себя небольшие и жалкие хижины, не исключая и церкви. Теперь православной братии представляется великая и трудная задача: вместо сих полуразвалин построить соответственный духу и силе Православия храм и все нужные монастырские здания. Нужно ли говорить, что сие невыполнимо без щедрой помощи православных ревнителей и благодетелей. Посему в надежде на их любовь и усердие я, со своею во Христе братиею, решился обратиться к ним с настоящим приглашением к пожертвованию. Просим тебя, Благочестивый христианин, оказать свою благотворительную помощь, мздоваздаятелем же за ню будет сам Господь по молитвам Святителя и Чудотворца Николая, покровителя и заступника нашего». В начале ХХ в. в монастыре было 2 храма: во имя свт. Николая Чудотворца и в честь иконы Божией Матери «Живоносный источник». Управлялся монастырь архимандритом. При монастырских пещерах имелся целебной серно-железистый источник (для лечения желудочных заболеваний). К монастырю были приписаны два подворья. Первое подворье находилось на х. Романовском, на базарной площади, (оно было устроено в 1894 г. на земле, пожертвованной екатеринодарской мещанкой Евдокией Шульгиной). При Романовском подворье   имелся храм в честь иконы Казанской Божией Матери, освященный в 1897 г., и школа для детей местных жителей. Второе подворье, Армавирское, находилось в Армавире, при нем было два храма – во имя св. Александра Невского и в честь Покрова Божией матери, а также имелась школа. Монахов Николаевского мужского монастыря неоднократно посещал владыка Ставропольский Агафодор.

22 ноября 1898 г. территория монастыря подверглась оползню: рухнула каменная церковь, деревянная покосилась, крутой глиняный и высокий правый берег был подмыт течением Кубани. Площадь обвала составляла около 40 десятин, сползание грунта в реку случалось здесь и ранее, в частности, из-за пещер и ходов, вырытых монахами с конца XVIII в. Случившийся обвал горы («провал») дал и народное название монастырю в последующем – «Обвалы» или «Провалы».

В январе 1920 г., до прихода большевиков на Кубань, в Кавказском Николаевском миссионерском общежительном мужском монастыре находилось около 120 священнослужителей, бежавших с севера на Дон и Кубань. На помощь беженцам-священнослужителям командующий Белой армией генерал А.И. Деникин в январе 1919 г. выделил 1млн. 800 тыс. руб., которые были переданы в церковно-беженский комитет при Высшем временном церковном управлении (ВВЦУ). Половина суммы была выделена архиереям, семейные священники получили по 1000 руб., одинокие – по 500 руб. Беженцам-священникам были выделены помещения без отопления, с выбитыми окнами. В это время, как свидетельствуют очевидцы, в монастыре чувствовалось иерархическое разделение, перенаселенность и неустроенность. В начале 1921 г. в монастыре находившиеся на покое многие священнослужители и монахи  поддерживали  связи со Святейшим Патриархом Тихоном.

После прихода большевиков на Кубань и захвата власти в Кубано-Черноморском епархиальном управлении обновленцами в лице протоиерея Ф.И. Делавериди, представлявшем Высшее церковное управление (ВЦУ), началось активное давление на монастыри. В докладной записке, поданной в ноябре 1922 г.  в облисполком, Делавериди срочно требует «закрыть монастырские подворья и монастыри в гор. Краснодаре, Армавире, Кропоткине, закрытые уже постановлением ВЦУ, или передать монастырские храмы в руки белого духовенства (фактически обновленцам – С.М., А.М.) и тем самым разбить провокационные монастырские пункты». Циркулярным секретным письмом от 14 марта 1923 г. областной Адмотдел уведомил местные органы: «Никакого содействия на местах духовенству и церковно-приходским советам не оказывать и не допускать разрешения тех собраний, на которых под флагом патриарха Тихона могут быть скрытые  выступления против Советской власти». В письме указывалось особо, что церковные причты и приходские советы монастырских подворий в Армавире, Новороссийске и Кропоткине «под видом благочестия, прикрываясь различными каноническими правилами производят демонстративные поминовения патриарха Тихона <…>, чем вносят в среду мирян смуту и вражду, нарушающую общественную тишину и порядок». Местным властям рекомендовалось дистанцироваться от всяческих контактов с «тихоновцами» и проводить официальную линию «строго согласованно с существующими декретами». Центральные и местные власти еще не были уверены в силе обновленческого движения и старались находиться «над схваткой», не переставая, тем не менее, поддерживать церковных раскольников. Инициативу по расформированию и уничтожению монастырей, как делу внутрицерковному, предоставили «обновленцам».

Александро-Невскоре подворье Кавказского монастыря в г. Армавире. Открытка. Нач. XX в.

В феврале 1923 г. КЧЕУ приняло решение закрыть Александро-Невское подворье Кавказского мужского монастыря в Армавире, а руководителей выслать. С учетом сложившейся обстановки, к периоду ноября 1922-февраля 1923 г. следует относить и закрытие монастыря «Обвалы». Однако постановляющих документов, прямо указывающих на  эту акцию, пока не найдено.

Тем не менее, какая-то жизнь в монастыре, видимо, продолжалась, несмотря на давление со стороны властей как советских и церковно-обновленческих. Об этом говорит ряд документов, выявленных в  АОАА.

8 января 1926 г. Административный отдел Армавирского округа затребовал от Кропоткинского РИКа сведения об общине  церкви «Живоносного источника». Отдаленность скита от станицы делала его беззащитным перед грабителями, желавшими поживиться «монастырскими сокровищами». Так, 24 апреля 1927 г. в четыре часа утра в церковь «Живоносного источника», находящейся в «Обвалах», по сведениям Кропоткинского райотдела милиции «ворвались пять человек злоумышленников, из которых двое, вооруженных револьверами, под угрозой, забрали один металлический ковчег с дароносицей, два металлических креста, две чаши с приборами, 6 аналойных платков и 4 напрестольных платка, скрылись и пока не установлены». Металл, из которого были изготовлены литургические предметы, милиция предусмотрительно не уточняет. Это криминальное событие свидетельствует, что церковная служба в монастыре не прекращалась во второй половине 20-х гг.

Староправославная община претендовала на бывшее монастырское здание храма «Живоносного источника», находящегося в «Обвалах» вблизи ст. Кавказской, что вызывало озабоченность в административном отделе округа. Чтобы решить все проблемы сразу (и со староправославной, т.е. тихоновской общиной, и старообрядческой)  административный отдел округа предложил закрыть монастырь.

Состояние монастыря и предполагаемое использование его имущества дано в описании, направленном в Президиум Армокрисполкома. К маю  1927 г. в «Обвалах» было две церкви, расположенные в 400 саженях друг от друга; при одной церкви было 2 дома, при другой – 6 домов. «Церковь, около которой имеются шесть домов, разрушившаяся, в ней провисают потолки, своды, лопнули стены. Дома эти занимаются тремя монахами старообрядцами и находятся в крайне плохом состоянии. Часть надворных построек расхищена монахами, часть употреблена на топку печей. Комната в одном доме приспособлена под конюшню. Монахи старообрядцы рубят окружающий монастырь лес и из него делают некоторые изделия. Материально глава монахов обеспечен, он имеет дома в Кропоткине и Кавказской. В церкви служба не производится, т.к. в ст. Кавказской имеются две старообрядческие церкви, вполне удовлетворяющие религиозные потребности граждан.

Вторая церковь ветхая, деревянная, при ней живут десять пристарелых монахов-калек; как прилегающие два дома, так и церковь содержатся сравнительно удовлетворительно. Окрадмотдел ходатайствует о закрытии первой церкви и передаче шести домов Кавказскому станисполкому на предмет организации там дома отдыха. Вторую церковь с одним домом передать в распоряжение общины верующих, другой же дом при второй церкви, также передать в ведение станисполкома ст. Кавказской». Обоснование для закрытия монастыря в «Обвалах» было представлено в Президиум Армокрисполкома 18 мая 1927 г.

3 июня 1927 г. постановлением малого Президиума Армавирского окружного Исполнительного комитета Совета рабочих, крестьянских, красноармейских, казачьих и горских депутатов был закрыт монастырь «Живоносного Источника», находящийся вблизи ст. Кавказской Кропоткинского района. Здание церкви было решено передать общине, в ведении которой она находилась, вторую церковь принадлежавшую монахам-старообрядцам, по причине ветхости здания было решено закрыть и передать в распоряжение  станичного совета ст. Кавказской, в его ведение переходили все находящиеся при этой церкви дома и надворные постройки.

Но только в декабре 1927 г. в ст. Кавказской районными властями был проведен осмотр зданий и церкви монастыря «Обвалы», находившегося на восточной стороне ст. Кавказской. По данным акта осмотра здание монастыря пришло в полную негодность, за исключением церкви, изношенность каковой доходила до 75%. В акте отмечалось, что «рамы, доски из полов, ставни, коробья, железо с крыши и др. материалы расхищаются гражданами, так как монастырь отстоит от станицы на далеком расстоянии и охраны в таковой нет». Сельсовет просил районные власти разобрать здание на строительные нужды. 6 января 1928 г. было дано распоряжение материалы зданий монастыря использовать на ремонт школы и других помещений сельсовета. Эти сведения позволяют предполагать, что староправославная община (тихоновская) в «Обвалах» еще могла существовать в начале 1928 г. Сведения об окончательном  закрытии монастыря в 1931 г. и мученической смерти монашеской братии требуют дальнейшего уточнения.

С.Н. МАЛАХОВ,

к. и. н., доцент, старший научный сотрудник

ГБУ «Институт истории и археологии Республики Северная Осетия-Алания»

А.С. МАЛАХОВА,

к. и. н., доцент кафедры всеобщей и отечественной истории,

ФГБОУ ВО «Армавирский государственный педагогический университет»

Материал опубликован: Малахов С.Н., Малахова А.С. К вопросу о времени закрытия Кавказского Николаевского мужского миссионерского монастыря // История и обществознание: научный и учебно-методический ежегодник. Вып. XVII. Армавир, 2020. С. 111-115.

(25)

Оставить комментарий

Сохранен как Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *