Митрополит Исидор: Нам необходимо хранить единство и «держать предания»

О том, как не повторить роковых ошибок прошлого, насколько значимо для истории всей Кубани обретение мощей священномученика Александра Флегинского, как общаться с современной молодежью в сети митрополит Екатеринодарский и Кубанский Исидор рассказал в интервью интернет-порталу Кубанской митрополии.

– Ваше Высокопреосвященство, сегодня Церковь чтит память священномученика Исидора Юрьевского, в честь которого Вы приняли монашеский постриг. Еще во II веке Тертуллиан писал, что «кровь христиан есть семя христианства». В июне 2017 года Священный Синод Русской Православной Церкви прославил Кубанского иерея Александра Косьмича Флегинского в лике священномучеников, столетие со дня кончины которого вся Кубань будет праздновать в наступившем году. В сентябре минувшего года были обретены его честные мощи, которые ныне покоятся в Екатерининском кафедральном соборе. Насколько важны эти события для Кубани?

Святыми мучениками называют христиан, которые приняли жестокие мучения и даже смерть за веру в Иисуса Христа. Если мучения за Христа претерпел священнослужитель, его называют священномучеником. Священномученик Исидор в 1472 году за отказ отречься от веры православной был спущен под лёд вместе с 72 прихожанами, включая женщин и детей. Все они были захвачены в праздник Богоявления во вре­мя ве­ли­ко­го освя­ще­ния во­ды на реке Омовже (сегодня её называют по-эстонски Эмайыги), предстали перед судом в городе Юрьеве (ныне Тарту), и никто из них не оставил православия. Вместе со своим пресвитером они в темнице пели: «Свя­тии му­че­ни­цы, иже доб­ре страдаль­че­ство­вав­шии и вен­чав­ши­и­ся, мо­ли­те­ся ко Гос­по­ду спа­сти­ся ду­шам на­шим», заботясь не о спасении жизни, но о спасении души.  Об этом же думали и пострадавшие за веру в послереволюционное время священники и миряне, среди них и кубанские новомученики.

Священник Александр Флегинский, мощи которого были недавно обретены, был расстрелян после жестоких мучений. Это вообще было характерно для 1918 года: большевики проводили репрессии, устанавливая свою власть на Кубани. Шла гражданская война. Казни обычно проводились без суда и следствия, священников обвиняли в поддержке белогвардейцев, и этого было достаточно. Именно в это время грабежам и разрушениям подверглись храмы, в последующие годы их уже просто «добивали». Я приведу далеко не полную статистику: только за весну и лето 1918 года в Кубанской области большевиками было убито более 40 священников. И это были не просто добрые пастыри, а активные общественные деятели и просветители, которые организовывали общества духовно-нравственной направленности: «Кубанский союз христиан-трезвенников», «Успенское общество православного братолюбия», «Церковное братство христианской песни» и т.п. Падение нравственности в ХХ веке ведь не само собой произошло. Была разрушены христианская система воспитания и убиты те, кто мог её воссоздать. Нравственное воспитание в СССР потом пытались построить по образу христианского, но не получилось. Потому что без Бога нравственность превращается в ни к чему не обязывающие договорённости, которые можно менять бесконечно.

Для нашей епархии, да и для всей Кубани, это очень важное, можно сказать – историческое событие. Мощи священномученика Александра Флегинского – единственные обретенные на Кубани святые мощи новомучеников. Как правило, убитых священников не хоронили вовсе – сбрасывали куда-нибудь в балку или в овраг. Если близким удавалось похоронить убиенного, они зачастую скрывали место захоронения, чтобы большевики не надругались над могилой. Сегодня можно поклониться святым мощам новомученика в Свято-Екатерининском кафедральном соборе г. Краснодара.

– Чего стоит остерегаться нашим соотечественникам сегодня, чтобы не повторить роковых ошибок столетнего прошлого?

И 100, и 546 лет назад сначала возникли нестроения и междоусобия в стране, внутрь Церкви стали проникать ереси, которые поразили интеллектуальные верхи. Этим воспользовались внешние силы, которые хотели уничтожить и нашу страну, и нашу веру. Потому нам необходимо хранить единство и «держать предания» (2 Фес. 2:15), и тогда никакие внешние силы нас не одолеют.

– Владыка, уже полвека минуло с тех пор, как Вы приняли решение отречься от мира и идти по пути молитвенного служения Матери-Церкви. Тогда, будучи юношей, Вы предполагали, что Господь призовет Вас на Апостольское служение? Как Вы приняли такое решение епископата?

Я родился и вырос в верующей семье, рано стал читать на клиросе, прислуживал в церковном алтаре. После школы год прожил в городе Лебедине Сумской области у дяди, протоиерея Илии, который был строгим и взыскательным, в первую очередь к себе. Он не только учил меня, но и рассказывал о гонениях 1930-х годов, а приближалась уже новая волна гонений – хрущёвских, так что выбор пути в Церковь означал в то время готовность к гонениям. Но именно там я окончательно решил поступать в семинарию в Ленинграде. И буквально через год Хрущёв стал закрывать духовные школы. Нас это миновало. К концу обучения встал вопрос о принятии сана. Это значит выбрать: либо жениться, либо принимать монашеский постриг. Разумеется, я думал об этом и раньше. Молился. Обращался к старцу схиархимандриту Андронику  (Лукашу), ныне канонизированному, которого узнал ещё  в Глинской пустыни, куда мы ездили с дядей. К тому времени Глинскую пустынь закрыли, и схиархимандрит Андроник подвизался в Грузии. К нему поехал мой однокурсник, иеромонах Филарет (Кудинов), и отвёз моё письмо. Ответ был таким: оба пути для священника сложны, но если жениться, будет труднее служить Богу. И я выбрал более лёгкий путь. Правда, тогдашний ректор Михаил (Мудьюгин), епископ Тихвинский, меня отговаривал, так как власти особенно ожесточенно преследовали именно монахов. В декабре 1966 года я подал прошение на рукоположение в монашество, а 5 января 1967 митрополит Ленинградский и Новгородский Никодим (Ротов) совершил монашеский постриг. Владыка Никодим – знаменитый иерарх Русской Православной Церкви, книга о нём так и называется – «Человек Церкви». Он же рукополагал меня во священника, возводил в сан игумена. И он возглавлял хиротонию архиерейскую в Ленинграде в 1977 году.

В течение десяти лет после окончания академии я три года прослужил в Ополье, в храме, где прошло моё детство, затем ещё три года в селе Козья Гора Ленинградской области (бывшем монашеском подворье, которое окормлял святой праведный Иоанн Кронштадский); около четырёх лет в городе Старая Русса Новгородской области; затем вернулся в стены духовной школы преподавателем богослужебной практики и благочинным академического храма святого апостола Иоанна Богослова. Но архиерейская хиротония была для меня неожиданной, хотя в желании апостольского пути нет ничего худого и святой апостол Павел говорил: «Если кто епископства желает, доброго дела желает» (1 Тим. 3: 1). Так что принял я решение священноначалия с трепетом и осознанием огромной тяжести ноши. Одна только мысль, что епископ является правопреемником по благодати апостолов, даёт понимание высочайшей ответственности, которая ложится на архипастыря. Епископ отвечает за всё, что происходит в епархии. И он должен быть готов отстаивать Церковь и отдать за неё жизнь. На Кубани с 1933 по 1937 год были арестованы и убиты три архиерея: архиепископ Феофил, епископ Памфил, архиепископ Софроний. После владыки Софрония на Кубанскую кафедру архиереев не назначали, а епархия подчинялась непосредственно митрополиту Сергию (Страгородскому), Патриаршему местоблюстителю, будущему Патриарху Московскому и всея Руси, вплоть до 1943 года, когда гонения на Церковь ослабели.

– Мало кто из посторонних людей знает и обычно об этом не принято говорить, но Церковь оказывает большую помощь нуждающимся, защищает обижаемых, заботится о заключенных в узах, сиротах и вдовах. Вы всегда уделяете пристальное внимание им всем, примеров тому множество даже в наступившем году: Вы лично поздравили с Рождеством детей-сирот и детей из малоимущих семей Кубани, их ровесников из Луганска, посетили заключенных колонии в Хадыженске. Но почему об этом редко говорят? Ведь многие священнослужители Екатеринодарской епархии, да и сами архипастыри Кубани, следуют Вашему примеру. 

Есть две причины: дела добра и милосердия не слишком привлекают средства массовой информации; некоторые священники полагают нескромным хвалиться добрыми делами. Действительно, если ты оказал личную милостыню нуждающемуся, не говори об этом, ведь мы помним слова Господа: «Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою. У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6: 2-4). Но это говорится о помощи, оказанной, как говорится, из своего кармана. Если же это результат благих трудов всей Церкви, или епархии, или отдельно взятого прихода, об этом говорить необходимо. Церковь организовывает помощь при любых бедствиях – пожарах, наводнениях, катастрофах. Особенно важно рассказывать об этом сегодня, когда столько клеветы изливается в Интернете, в соцсетях.

– Кстати, об Интернете. Сегодня в Церкви уделяется большое внимание молодым людям. Им доверяют серьезные поручения, дают возможность проявить инициативу и реализовать собственные проекты. Умеет ли духовенство с ними общаться? Как быть с тем, что бОльшая часть школьников, студентов, молодых специалистов проводит много времени в социальных сетях? Должна ли Церковь сегодня и там проповедовать Слово Божие?

Как говорит наш Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, Церковь всегда отвечала на вызовы современности. Неважно, где заниматься проповедью – на площади или в Интернете. Просто нужно уметь избирать важное и отсеивать второстепенное. Сегодня достаточно воцерковленных молодых людей, да и священнослужителей, которые способны понятно для молодежи, при этом сохраняя достоинство и помня о чистоте языка, общаться о высоком, доносить благую весть о Рождении в мир Спасителя, о Его страдании, смерти и Воскресении. Как благовествует святой апостол Матфей, Господь наш Иисус Христос перед славным Вознесением ближайшим Своим ученикам-апостолам, преемники которых – это сегодняшние архипастыри, дал следующее повеление: «Идите, научите все народы…, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам» (Мф. 28:19-20). И если эти народы сегодня много времени проводят в соцсетях и мессенджерах, то мы должны им проповедовать Слово Божие и там, иначе мы не исполним заповеданного нам Господом Нашим Иисусом Христом.

 

Беседовали Марина Шахбазян и священник Вячеслав Клименко

Оставить комментарий

Сохранен как Новости

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *