Великая ответственность перед Богом

Студенты духовной семинарии. Фото нач. XX в.

Архивные документы – это безмолвные свидетели прошедших эпох. Кропотливый многолетний труд, как правило, дает результат. И каждый найденный документ, строка и даже слово в документе – это дар Божий для исследователя, ведь иногда несколько слов могут сложить воедино целый период жизни человека.

С любовью к Церкви

Очередные поиски информации для восстановления биографии епископа Памфила (Лясковского) дали свои результаты. Новые сведения не только дополняют его житие, но еще больше раскрывают личность владыки Памфила, его «внутреннего человека». Это – принципиальность и верность долгу, порядочность, любовь к людям. В обращении он был прост и ласков, но строг в служении. И с самого начала он – ревностный защитник Истины, защитник Православия.

Напомним читателям, что епископ Краснодарский и Кубанский Памфил (Лясковский) возглавлял нашу кафедру с 1933 по 1936 год. Петр Александрович Лясковский – выходец из старинного священнического рода на Волыни. Родился в 5 /18 октября 1883 году в семье священника Александра Иосифовича Лясковского. В 1903 году окончил Волынскую Духовную Семинарию, в 1907 году Московскую Духовную Академию со степенью кандидата богословия. В духовных заведениях Житомира преподавал географию, историю, греческий язык. В 1911 году Петра Александровича перемещают в Волынскую Духовную Семинарию на должность преподавателя Литургики, гомилетики, и практического руководства для пастырей. В том же году 27 мая он был пострижен архиепископом Антонием (Храповицким) в монашество с именем Памфил, что в переводе с греческого означает «Всем друг». Архиепископ Антоний при выборе имени ориентируется на личные качества Петра Лясковского, любимого многими. О его доброте и внимании к людям говорится в воспоминаниях. Но тут же упоминается о его строгости к себе и другим в деле служения.

Свои знания будущий владыка в полной мере старался передать ученикам, будущим пастырям. Но главным для него было воспитание в семинаристах любви к Церкви Православной и ее службам, понимания ответственности перед Богом за дело служения. В отчете по своим предметам он пишет:

«Чтобы строгие предписания церковного устава казались легкими»

«Литургика. Особенное внимание обращалось на порядок церковных чинов. Твердое и сознательное усвоение Богослужения повседневного, воскресного, праздничного, великопостного и др. В этом отношении весьма полезны были практические занятия учеников на клиросе под правлению богослужения в домовой церкви, непрерывно совершаемого в семинарском храме. Ученики читают и поют на клиросе и практически изучают Церковный Устав. Касаясь содержания молитвословий (стихир, канонов, молитв, псалмов), мы старались показать богатство, разнообразие и благолепие Православного богослужения и неизмеримое превосходство его в этом отношении пред богослужениями других религий и вероисповеданий христианских.

Богослужения Православной Церкви есть величайшая поэзия, музыка христианской души, в нем передаются… чувства восторга и умиления. Плача о грехах и победного торжества над смертью, охватывающие христианскую душу, пламенеющую любовью к Богу.

Мы старались внушить своим питомцам, будущим пастырям Церкви любовь к истовой уставной службе церковной, чтобы они читали и пели все стихиры и каноны, кафизмы и прочее, что в Церкви вся благообразно и по чину бывают. Русский народ любит храм Божий, любит службу церковную, истовую, охотно посещает ее и умиляется за ней. Богослужение оказывает на него сильное влияние, воспитывает его более даже чем проповедь, о которой тоже нужно помнить, и поэтому пастырь Церкви должен совершать богослужение истово, благоговейно. Недостаточно только знать службу церковную, гораздо важнее полюбить ее настолько, чтобы все строгие предписания церковного устава казались легкими и исполнялись свободно по внутреннему влечению своего сердца».

«Гомилетика. Метод занятий был практический – изучение теории соединялось с разбором и изучением образцовых проповедей и собственными упражнениями учеников в составлении и произношении проповедей. Теоретические правила гомилетики подтверждались примерами из образцовых проповедей знаменитых отцов и учителей Церкви и некоторых русских проповедников».

Сила канонов на вечные времена

«Практическое руководство для пастырей. Две науки объединены в практическом руководстве для пастырей: пастырское богословие и каноническое право. После ознакомления с общими источниками пастырского богословия и канонического права был изображен идеал христианского пастыря по учению Господа Иисуса Христа и богомудрых отцов церкви и указаны были частные права и обязанности пастыря. В вопросах об основных началах православного пастырства, отличием его от латинского пути, о пастырском признании, приготовлении и принятии священства, первых искушениях пастыря, значении молитвы для пастыря и др. пользовались статьями нашего архипастыря высокопреосвященного Антония архиепископа Волынского, т.к. эти вопросы недостаточно раскрыты в учебнике П. Ничаева. Изучены были места Священного Писания Ветхого и Нового заветов, касающихся пастырского служения и в которых изображаются общие нравственные качества пастырей церкви и великая ответственность их пред Богом за дело своего служения. Особое внимание уделено было «Книге правил». Читались в систематическом порядке правила святых Апостолов, Вселенских и Поместных соборов и святых отцов, изъяснялся их исторический смысл и давалось современное применение им. Говорилось о силе канонов на вечные времена, о равноценности их слову Божию, так как ими утверждается и авторитет священного писания. И призывались воспитанники – будущие пастыри Церкви к внимательному и усердному изучению их, особенно в наше время, когда Церковь Русская стремится к восстановлению порушенного древнего канонического строя и когда на всех пастырях Церкви лежит нравственная обязанность содействовать этому благому делу».

Со знанием дела и горением в служении

Глубокая вера и верность Матери Церкви, горение в деле воспитания будущих пастырей, исповедание Истины, бескомпромиссность и неустанные труды во славу Божию – таким представляется нам иеромонах Памфил в свои 29 лет. Именно в этот период, в декабре 1912 года, освобождается должность ректора Полтавской духовной семинарии. На эту должность было выдвинуто десять кандидатов, среди них – первым – будущий владыка Памфил. Он был самым молодым из претендентов. Девять остальных – священники со стажем, смотрители, инспектора различных духовных заведений. Почему выбрали именно его? Ответ находим в архивных документах. Одновременно с ректором, выбирали кандидата на должность инспектора Полтавской семинарии. Архиепископ Полтавский Назарий (Кириллов) 27 ноября 1912 года писал по этому поводу в учебный комитет при Священном Синоде следующее: «Полтавская духовная семинария одна из многолюдных (около 550 человек), и состоит из воспитанников малороссов с их несколько особым характером, и что по этому было бы очень важно, чтобы вновь назначенный инспектор знал этот характер и был достаточно опытен в воспитательном деле. Тем более что последние годы духовные школы не отличаются спокойствием…»

И если такие требования предъявлялись к инспектору, то тем более ректор должен был знать нравы местного населения и отдавать всего себя делу служения. Учебный комитет сначала предлагал назначить иеромонаха Памфила на должность инспектора Костромской Духовной Семинарии. Но туда назначали иеромонаха Серафима (Соболева). Что промыслительно дало возможность иеромонаху Памфилу, исполняющему обязанности инспектора Волынской Духовной семинарии, стать ректором Полтавской семинарии. Какой же надо обладать верой, как трудиться на ниве просвещения и воспитания будущих пастырей, чтобы в 29 лет стать ректором!

Полтавская семинария к тому времени переживала сложный период. В 1905 году семинарию неоднократно закрывали за революционные бунты. Протест выражался в отказе от пищи, запирании воспитателей в классных комнатах, «шиканье» в церкви на службе. Распространена была в семинарии и игра в карты. Нарушались общие правила поведения и на улицах города. Семинаристы могли находиться в нетрезвом состоянии, были замечены в курении, непочтительном отношении к губернатору. Такой досталась в управление архимандриту Памфилу Полтавская Духовная семинария в декабре 1912 года.

Ознакомившись с учебным процессом, архимандрит Памфил пишет в учебный комитет при Священном Синоде письмо «О принятии мер к предупреждению написания срочных сочинений в один-два вечера». Суть письма заключается в том, что выявилось нерадивое и поспешное отношение семинаристов к написанию сочинений, а то и вовсе переписывание их друг у друга: «В следствии чего такие сочинения как скороспелые и малообдуманные являются неудовлетворительными. И итог получается малоутешительный. Сочинения писать не умеют, и это неуменье покрывается экзаменационными экспромтами… Воспитанники так и рассуждают: «пусть в году ставят двойки по сочинениям» и на этом успокаиваются». Правление Семинарии просит разрешения «воспитанников, имеющих неудовлетворительный балл по сочинению, не допускать до экзаменов, а оставлять в том же классе на повторительный курс или увольнять из семинарии, хотя бы они имели по предметам удовлетворительные годовые оценки».

Такие меры могут показаться чересчур жесткими. Но это – ревность о воспитании, стремление научить будущих пастырей трудиться, радеть о деле. Архимандрит Памфил сам всем своим существом был предан от начала и до конца служению Богу и Его святой Церкви и учил воспитанников прежде всего личным примером.

Поэтому, несмотря на его строгие требования к учебе и порядку, ученики любили своего ректора. А он – своих воспитанников. В напутственном слове выпускникам Полтавской Семинарии 1913 года он говорит: «В это, сравнительно короткое время, я старался делать для вас одно лучшее. Но, как вообще человек – не безгрешен, быть может, кого-нибудь обидел чем – прошу, простите мне: с миром хочу расстаться с вами. Все мы, ваши бывшие наставники и преподаватели, так усердно готовившие вас к жизни, будем неустанно следить и по выходе вашем из школы – и какое счастье, какая радость услышать о вас одно доброе, одно приятное; слышать о вас, как о добрых гражданах и верных слугах своей Церкви и родины…»

В годы Первой Мировой

Вскоре началась Первая Мировая война. В семинарии разместилось Виленское военное училище и лазарет для раненных бойцов. В одном из отчетов в Учебный комитет архимандрит Памфил отмечает: «Военное время благотворно отразилось на общем настроении воспитанников, в них заметно проявилось и успело вылиться в широких размерах чувство патриотизма. Так, в пользу раненных воинов они отказались от завтрака и на эти сбережения содержали в семинарии лазарет для 10 раненных. Затем из своей среды образовали санитарную дружину которая ухаживала за раненными своего лазарета и принимали участие в приеме и отправке прибывших в Полтаву раненных из других городов…». Много пришлось пережить архимандриту Памфилу в Полтаве. Война. Революция. По долгу службы архимандрит Памфил состоял членом Полтавского училищного совета; Полтавского епархиального комитета Православного Миссионерского общества; совета Иверского попечительства; Председателем испытательной комиссии на звание священника, диакона, псаломщика. Резолюцией от 25 августа 1916 года Преосвященнейшим Полтавским и Переяславским он назначен товарищем председателя Полтавского епархиального комитета оказания помощи беженцам из местностей занятых неприятелем. Приказом Господина обер-прокурора Священного Синода от 3-го марта 1916 года назначен представителем духовного учебного ведомства в Полтаве для участия в работах местного военно-спортивного комитета. 6 мая 1916 Всемилостивейше пожалован орденом Святой Анны 2-й степени

Возглавлял он семинарию вплоть до ее закрытия. Последние распоряжения датируются мартом 1918-го. Семинарию закрыли. А архимандрита Памфила ждали новые назначения. И испытания, которые окончились его мученической кончиной в Краснодаре 23 января 1936 года.

Марина Бравкова / Православный голос Кубани

(8)

Оставить комментарий

Сохранен как Статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *